На главную | В избранное | Обратная связь
Издательство "Лепта"
Предлагаю не мелочиться
Об издательстве Новости Анонсы Каталог книг Литературное кафе Авторы Евангелие дня ВЕЛИКИЙ ПОСТ Рече Господь Апостол дня
Канал новостей издательства Лепта Книга lepta-kniga.ru  Евангелие дня
Евангелие дня. Толкования на Евангельские чтения церковного года. Седмица 11-я по Пятидесятнице
25.08.16


Седмица 11-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф., 94 зач., 23, 13—22

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас. Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен. Безумные и слепые! что больше: золото, или храм, освящающий золото? Также: если кто поклянется жертвенником, то ничего, если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар? Итак клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем.

После предостережения ученикам от подражания фарисеям Господь обращает Свое грозное слово уже прямо к самим фарисеям. Подобно древним пророкам в повторяющихся восклицаниях Он грозит им страшными неизбежными карами суда Божия за их нечестие и пороки. Гласом Судьи всей Земли он изрекает им восьмеричное горе, обнажая и поражая всю мерзость их внутреннего запустения. Первое горе Он возглашает им за ложное толкование Закона Божия и Священного Писания, за извращение самого духа Закона Божия, через что они и себе, и другим затворяли Царство Небесное. Второе горе — за ненасытное корыстолюбие, прикрываемое лицемерной набожностью. Третье горе — за развращение и погибель тех, кого они обращали к вере из язычников. Четвертое горе — за то, что они извращали смысл клятвы и делали это ради корысти.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, — воскликнул Он, — что затворяете, делаете недоступным Царство Небесное человекам! Бог отверзает двери этого царства для всех, Бог всех зовет в него, но вы стоите в дверях: ибо вы сами не входите и хотящих войти не допускаете! В угоду своим страстям вы извратили понятие о Мессии и Его царстве; присвоив себе право толковать Закон, вы взяли ключ разумения Писаний и исказили их чистый смысл измышленными преданиями; вы упорно отвергаете Меня! Злобно клевещете на Меня, называя ядцей и винопийцей, льстецом и другом мытарей и грешников, богохульствуя, будто Я совершаю чудеса силой князя бесовского... Многие из народа готовы уверовать в Меня, готовы войти в Царство Небесное, но вы смущаете их совесть, на вас они смотрят как на учителей, Богом поставленных, они ждут вашего слова и колеблются, и остаются за дверями Моего Царства... Многие жаждут истины, жаждут спасения, но видят ваше лицемерие, вашу ложь в жизни, вашу алчность и пустосвятство, и соблазняются; вы как противники Божии: сами нейдете и другим затворяете двери рая Божия... Вас по справедливости должно назвать язвой народа, губителями, а не учителями!.. А сколько зла творите вы ближнему в угоду своей ненасытной алчности и тщеславию!

Горе вам, книжники и фарисеи, что поедаете домы вдов, — мало вам людей богатых, вы не щадите и бедных, ложью и обманом отнимаете у беспомощных вдовиц последние крупицы, вместо того, чтобы облегчить их бедность. И что всего возмутительней, это хищничество прикрывается самым низким лукавством, лицемерно долго молитесь, напоказ, и этой мнимой набожностью входите в доверие простых людей, особенно женщин, и бессовестно, под предлогом благочестия, обираете их, издеваясь над простотой! «Если всякий, делающий зло, заслуживает наказание, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — то какому же жестокому наказанию подвергнетесь вы, принявши на себя образ благочестия и употребляющие его для прикрытия своих злых дел!»

За то примете тем большее осуждение. Вам следовало бы помогать бедным вдовицам, а вы их же обижаете. И в то же время вы стараетесь выставить себя ревнителями славы Бога Израилева: горе вам, книжники и фарисеи, что обходите море и сушу, не щадите никаких трудов, дабы обратить хотя одного чужестранца язычника в свою веру, но и после всех ваших трудов и усилий вы не умеете сберечь обращенного: и когда это случится, когда он сделается иудеем, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас, развращаете его примером своей лицемерной жизни, делаете достойным сожжения в геенне, вдвое худшим вас самих! Он становится вовсе неспособным к познанию истины Божией и гибнет на веки... И этой гибели вы сами содействуете, извращая заповеди Божии, научая его обходить Закон Божий.

Горе вам, вожди слепые, вы беретесь указывать другим путь в Царство Небесное, а сами этого пути не видите. До каких нелепостей в мышлениях доходите вы, например, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего; это, по-вашему, ничего не значит, — можно, будто бы, изменить такой клятве; а если кто поклянется золотом храма, золотыми украшениями храма, золотыми сосудами, священными принадлежностями его, или золотом, которым покрыты врата и разные части храма, или, наконец, тем золотом, которое находится в сокровищнице храма, — то такой человек повинен, обязан непременно сдержать свою клятву, а если не сдержит, то должен быть наказан как клятвопреступник. Безумные и слепые! Что больше: золото или самый храм, освящающий золото? Неужели вы не понимаете, что потому и делается золото священным, что оно находится в храме, — не безумно ли считать более священным то, что само имеет нужду в освящении от храма, чем храм, его освящающий? И также вы говорите: если кто поклянется жертвенником, на котором приносятся жертвы и всесожжения, то ничего, по-вашему — ничего не значит; если же кто поклянется даром, который на нем, жертвой которая на нем, то повинен, обязан представить в храм то, чем клялся: вола, овцу или другое что приносилось в жертву. Безумные и слепые! Что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар? От жертвенника получает освящение жертва: следовательно, жертвенник важнее и священнее, чем дар, освящаемый от него. И ради чего это лукавое разделение клятв на важные и неважные? Это для вас выгодно. И вот, из-за своих корыстных расчетов, вы так исказили смысл всякой клятвы, что забыли самое главное: дело не в вещи, — человек призывает Самого Бога во свидетели своей правоты и искренности, а потому всякая клятва, чем бы то ни было священным, имеет одинаковую силу: итак, клянущийся храмом клянется не только им, но и живущим в нем Самим Господом Богом, так что клянущийся храмом клянется самим небом. И клянущийся небом клянется престолом Божиим, как местом особого присутствия Божия, и сидящим на нем во всем величии, славе и свете неприступном.

В Ветхом Завете дар освящался на жертвеннике. В Новом Завете алтарь святится от Даров, ибо по Божественной благодати хлебы прелагаются в самое Тело Господне. (Блж. Феофилакт). О, как вы изобретательны на эти ничтожные мелочи, лишь бы только вам не делать главного, самого важного в Законе!

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Вторник

Мф., 95 зач., 23, 23—28

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Пятое горе за то, что не хотели понимать самого духа Закона, и, исполняя неважные предания своих старцев, забывали заповеди Божии о правде, милости и верности Божию Закону.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры! Закон повелевает посвящать Богу десятую часть уродившегося скота, плодов земных и подобного, но ничего не говорит о травах, а вы придумали давать десятину даже с кухонных трав: что даете десятину в пользу храма с мяты, аниса и тмина, растущих в ваших садах, и, соблюдая такие мелочи, точно в Законе не предписанные, оставляете без исполнения важнейшее в Законе, самые важные постановления в Законе, а именно: суд, справедливость в разбирательстве судебных дел, милость, снисходительность к бедным и несчастным и веру, верность Богу и Его святому Закону. Я не укоряю вас за эти мелочи, но вы поставили их на первое место; сие, т.е. суд, милость и веру, надлежало делать со всем усердием, хотя и того не оставлять. Вожди слепые, пустосвяты, напрасно хвалящиеся своим всезнанием, отцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Вы с болезненной мнительностью заботитесь о том, чтобы не нарушить какого-либо предания своих старцев, будто оцеживаете из напитка попавшего в него комара, и в то же время, не хотите вовсе замечать самых важных требований Закона — поглощаете, по пословице, верблюда! А если человек забывает это главное, то нет ему никакой пользы от соблюдения маловажных предписаний. Вы останавливаетесь на этих мелочах, на одной внешности, забывая совершенно о внутреннем, важнейшем: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они, эти скляницы и блюда, полны — наполнены у вас ястиями и питиями, которые приобретены от хищения и неправды. Что пользы в том, что вы так заботливо стараетесь о чистоте посуды при вашем столе?

Фарисей слепой! Ты совсем не думаешь о том, что имеешь нужду в исправлении; мало того: ты считаешь себя вправе даже других исправлять. Опомнись, очисти прежде внутренность чаши и блюда, сделай так, чтобы пища в блюде твоем и питье в чаше твоей были приобретены не хищением и неправдой, а честным трудом, загради потоки в источнике, — и тогда только уже само собой произойдет то, чтобы чиста была и внешность их. Иначе не поможет тебе наружная чистота. Твоя собственная внутренность, твоя душа полна всякой нечистоты. «Ты стараешься сделать благолепной внешность сосуда, — говорит блж. Феофилакт, — т.е. внешность твоего существа, между тем, как внутренность твоя полна нечистоты». «Если в блюде важно внутреннее, то тем более в тебе самом» (свт. Иоанн Златоуст).

Шестое горе — за то, что слишком много заботились о внешних омовениях и очищениях и вовсе не думали о душевной чистоте.

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры! Вы считаете осквернением прикасаться к гробницам умерших; вы каждый год нарочито подбеливаете их — не ради красоты, а чтобы означить для приходящих место их, чтобы они как-нибудь нечаянно не прикоснулись к ним; но того не подозреваете, что сами вы уподобляетесь этим окрашенным гробам, обеленным, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты! Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри, в своей душе, в своем сердце, исполнены лицемерия и беззакония!

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Среда

Мф., 96 зач., 23, 29—39

Сказал Господь ко пришедшим к Нему иудеям: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших. Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну? Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей. Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне!

Седьмое горе за то, что по душе были мертвы для доброделания, и это омертвение и неплодие прикрывали лицемерным благочестием.

Восьмое и последнее горе — за их упорную ненависть к посланникам Божиим, пророкам, которую лицемеры скрывали от глаз народа под видом усердия к украшению их гробниц. В заключение этих, поистине громоносных, обличений Господь наш, воспламенившись праведным гневом, называет фарисеев змеями, порождениями ехидны: эти пресмыкающиеся, внушающие каждому ужас и омерзение, могли служить народу вполне понятным образом пронырливых, лукавых и злобных врагов Господа, заражавших ядом лжеучения простые души.

С восточного двора храма, где Господь произносил Свою грозную речь на фарисеев, открывался вид на долину Кедронскую; там по склонам горы Елеонской, находились гробницы пророков; самая южная гробница и теперь известна под именем пророка Захарии. Смотря на эти памятники и перенося Свой взор от одной гробницы к другой, Господь начал говорить опять: горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам, стараясь всем показать, будто усердно чтите память своих ветхозаветных страдальцев за истину и добродетель, и украшаете памятники праведников, притворно осуждая отцов своих, которые избивали пророков, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков. О если бы это было искренно, если бы вы действительно стыдились преступлений своих отцов, если бы от сердца чтили память убитых ими пророков, если бы от чистого сердца украшали вы их гробницы! Это было бы действительно дело доброе, ибо между костями пророческими есть кости чудотворящие, каковы были кости пророка Елисея, одно прикосновение к которым воскресило мертвеца, — но вы об этом вовсе не думаете, и тут у вас одна ложь, одно низкое лицемерие! Вы зиждите гробы пророков: какая в том польза, когда сердце ваше есть вертеп вражды и смерти, когда — гортань их — открытый гроб (см.: Пс. 5, 10) для убийственной клеветы против Меня, Господа пророков? Неужели вы удержались бы от убийства рабов Моих, когда уже решили в своем сердце убить Меня? Нет, в своих сердцах вы соглашаетесь со своими отцами, вы продолжаете их дело: они избили пророков, а вы строите им гробницы, «как бы хвалясь этим убийством, как бы опасаясь, чтобы память о такой их дерзости с течением времени не погибла вместе в разрушившимися памятниками», вы по доброй воле сделали себя наследниками неправды и беззаконий своих отцов, вы ставите себе в честь их дерзость!... Таким образом, вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья не по плоти только, но и по духу тех, которые избили пророков, что и вы способны быть, и действительно скоро будете убийцами, и уже не пророков, а Самого Господа пророков, — будете убийцами Мессии Христа! Дополняйте же меру отцов ваших! Превосходите отцов ваших в злодеяниях, в пролитии невинной крови! Переполняйте меру долготерпения Божия!

Змии, порождения ехидны! Вы хвалитесь: «отец у нас Авраам», — нет, не Авраам отец ваш, — вы злые дети злых отцов, и еще злее, еще хуже своих отцов!..

Как убежите вы от осуждения в геенну? Ничто не спасет вас, развратных, жаждущих крови неповинной! Если же ни суд, ни геенна не устрашают вас, если гибель ваше неминуема, если вы уже должны понести возмездие за все кровопролития, то посему, вот, Я, воплощенная Премудрость Божия, посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников, посылаю Моих Апостолов, этих некнижных, но истинных мудрецов и книжников, посылаю, хотя вперед знаю, что вы и их не пощадите: и вы иных убьете (как и были убиты первомученик Стефан, Иаков Заведеев и др.), и распнете (как был распят Симеон, сродник Господень по плоти), а иных будете бить в синагогах ваших (как не раз били Апостолов и в Синедрионе, и в синагогах), и гнать из города в город (все это сбылось над прочими Апостолами Христовыми). Зависть, эта болезнь дьявольская, так овладела вашими сердцами, что вы никого из праведников не щадили, не пощадите и Моих Апостолов. Да придет на вас, которые ничем не вразумились, падет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови первого на земле мученика, Авеля праведного, убитого по зависти братом родным, до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили — беспощадно, кощунственно вы дерзнули убить не где-либо в ином месте, а в самом храме, между храмом и жертвенником.

Вероятно, Господь разумел Захарию, отца Предтечева, как думают св. Василий Великий, свт. Иоанн Златоуст и другие. По одному преданию, его убили иудеи за то, что он поставил Пресвятую Деву Марию на месте дев после того, как Она родила Иисуса Христа, по другому — он убит во время избиения младенцев Вифлеемских за то, что не выдал своего сына.

«Но для чего мне говорить о наказании отцов ваших, — вы, которые произносите осуждение на отцов ваших, сами не поступаете ли хуже их? — вопрошает свт. Иоанн Златоуст. — Вы сами уже произнесли на себя приговор: «злодеев предаст злой смерти». И все пророки обличали вас, что вы кровь мешаете с кровью, что вы — «мужи кровей», а потому — истинно говорю вам, все сие придет на род сей, непременно изольется чаша гнева Божия, и изольется скоро. Вы продолжаете беззаконничать, несмотря на все угрозы и предостережения, и потому неотменно придет мщение Божие на ваши преступные головы за всю неповинно пролитую кровь!..»

Господь недавно плакал, смотря на Иерусалим при Своем торжественном входе в него; и теперь в Его словах опять слышатся слезы глубокой скорби о несчастном городе. «Это голос милосердия, сострадания и великой любви, — говорит свт. Иоанн Златоуст. — Как будто перед любимой женщиной, которую постоянно любили, но которая презрела любившего ее и через то заслужила наказание, Он оправдывается тогда, когда намерен уже был поразить казнью». Господь воскликнул: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Несмотря на все твои тяжкие преступления, Я не перестал любить тебя, — напротив: сколько раз Я хотел собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, сколько раз Я приходил сюда, в этот город, учил, творил чудеса, чтобы обратить живущих здесь к Себе, чтобы они признали Меня своим Мессией и вступили в Мое царство, — Я желал всех обнять Моей любовью, всех согреть Моей благодатью, но все было напрасно: и вы не захотели! Вы сами не захотели воспользоваться Моими благодеяниями, сами отвернулись от Меня, — смотрите же: себя и вините в своих несчастьях: се оставляется вам дом ваш пуст! Я уже не называю этого храма Моим домом. Я отрекаюсь от него: с этого дня он уже не Мой, а ваш! Я не буду более заботиться о нем, хранить его, он будет скоро опустошен, разрушен, сожжен, а с ним запустеет и Иерусалим, и вся ваша земля, Богом оставленная... ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, не услышите более Моего спасительного призыва, день милосердия прошел для вас, и Я буду вашим грозным Судьей. Вы не увидите Меня, доколе не настанет и для вас, в конце времен, пророками предсказанный час, когда войдет в царствие Божие полное число язычников, и вы раскаетесь в своем неверии и ожесточении, познаете Меня, своего Избавителя, пока не воскликните: благословен грядый во имя Господне! Если же и тогда кто из вас останется в своем неверии и ожесточении, то будет еще великий день, последний день мира, день Моего страшного Суда, когда Я приду во славе Моей, с Ангелами и всеми святыми, когда узрят Меня, восплачутся все племена земные, — тогда, наконец, невольно и самый неверующий признает во Мне ныне отвергаемого Мессию, и хотя пожелал бы воскликнуть: благословен грядый, но будет уже поздно...

«С этими словами Господь вышел из внутренних притворов храма во внешние, — говорит архиеп. Иннокентий, — как бы желая показать, что исполнение последней угрозы началось теперь же: и вышед Иисус шел от храма... После сего Он уже не был в храме».

Такие беседы, как эта, не остаются без действия и произносятся только теми, кои на то пришли в мир, чтобы свидетельствовать истину и умереть за нее. Так никто еще и никогда не говорил в храме Иерусалимском, в присутствии народа. Обличения самих Исаии и Иеремии представляются не столько сильными в сравнении с этими обличениями Иисуса Христа. Все, в чем Господь при разных случаях упрекал книжников, собрано теперь в одно. После сего гордые лицемеры не могли простить своему Обличителю: смерть, смерть жестокая будет с их стороны ответом!

Для народа такое обличение книжников было весьма нужно. Он должен был, наконец, увидеть причину своих бедствий, узнать, кто его ведет и в какую бездну. Время пощады кончилось. Не желая преждевременно колебать существующий порядок вещей, Господь доселе не раскрывал всей низости характера народных учителей; иногда поддерживая даже важность их сана, и теперь велел слушать, чему они учат. Но, показав мудрое снисхождение, надлежало показать и неумытную строгость, и она показана! Ни одна страсть не оставлена без обличения, ни одно заблуждение без упрека. Все выставлено в таком свете, что нельзя было не видеть истины. Паче же всего — низкий характер книжников, их лицемерие и невежество изображены так живо и сильно, как только может изображать язык человеческий. И все это было тем разительнее для слушателей, что Иисус Христос говорил уже не как обыкновенный учитель, а как Мессия, отвергнутый синагогой и упрекающий ее за неверие и убийство пророков и предсказывающий бедствия, за сим неминуемо грядущие. Как прежде в Евангельских блаженствах Он указал спасительный путь к Царству Небесному, вещая с кротостью небесного Учителя, так теперь, в конце Своего земного служения, Он показал тот гибельный путь, которым следуют нераскаянные и ожесточенные враги Его».

Размышляя о словах Господа: Се, оставляется вам дом ваш пуст, — свт. Феофан Затворник говорит: «Сколько милостей явил Господь Иерусалиму, т.е. всем иудеям! И наконец-таки вынужден был сказать: се оставляется вам дом ваш пуст. Известно все, что из этого вышло: иудеи до сих пор бездомны. Не бывает ли подобного и с душой? Печется о ней Господь и всячески ее вразумляет; покорная идет указанным путем, а непокорная остается в своем противлении Божию званию. Но Господь не бросает ее, а употребляет все средства, чтобы ее вразумить. Возрастает упорство: возрастает и Божие воздействие. Но — всему мера. Душа доходит до ожесточения, и Господь, видя, что уже ничего более сделать с ней нельзя, оставляет ее в руках падения своего, и гибнет она подобно фараону. Вот и возьми всякий, кого борют страсти, себе отсюда урок, что нельзя безнаказанно продолжать поблажку до конца. Не пора ли бросить, и не по временам только себе отказывать, а сделать уже решительный поворот? Ведь никто не может сказать, когда преступит границу. Может быть — вот-вот и конец Божию долготерпению...»

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Четверг

Мф., 99 зач., 24, 13—28

Сказал Господь Своим ученикам: претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец. Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет, — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни! Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу, ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни. Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, — не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: «вот, Он в пустыне», — не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах», — не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

Дерзайте, говорит Господь: сколько бы и кто бы ни преследовал вас, дело Божие не может быть остановлено или замедлено: прежде, чем решится судьба Иерусалима и народа иудейского, гонимое Евангелие царствия Божия, благовествование о царстве Христовом, успеет быть проповедано всем народам: И проповедано будет сие Евангелие царствия по всей вселенной, по всей земле, во свидетельство всем народам, что и они призываются ко спасению, что преграда между ними и народом избранным разрушилась, и двери царствия Божия для всех открыты. «Кто за сорок лет мог поручиться за такое исполнение?.. И однако это несбыточное предсказание исполнилось на самом деле со всей точностью... Церковь распространяется с неимоверной скоростью у самых непросвещенных и диких народов; проповедь Апостолов обходит видимо все концы вселенной; победа Евангелия достигает дома кесарева. Никто не может противиться премудрости, которая является всякий раз в устах проповедников Евангелия, когда они свидетельствуют перед судьями за имя Иисусово» (архиеп. Иннокентий).

«Потому-то, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — уже после проповедания Евангелия всей вселенной разрушается Иерусалим, чтобы неблагодарные не могли иметь и тени извинения. Ибо видевшие могущество его, воссиявшее всюду и столь быстро протекшее вселенную, какое могут иметь извинение, оставаясь в неблагодарности?»

Это и служит величайшим знамением силы Христовой, что слово Его достигло пределов вселенной в течение двадцати или тридцати лет, — И тогда, говорит Христос, придет конец, не всего мира, а только Иерусалима. А что Господь говорит здесь о разрушении Иерусалима — это видно из пророчества Даниила, которое Он приводит: когда увидите, говорит Он, Иерусалим, окруженный войсками, знайте, что приблизилось запустение его, Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, где не должно, — читающий указанное место в книге пророка Даниила да разумеет таинственный смысл его, — когда увидите на месте святого города страшное запустение, которое будет возбуждать омерзение или отвращение, когда увидите среди развалин храма римские знамена с изображениями орлов, которым римляне воздают божеские почести, когда увидите их идолов, вносимых в полуразрушенный храм, и статую их военачальника в том же храме: тогда каждый оставь надежду на спасение отечества и думай только о своей собственной безопасности: находящиеся в Иудее, как христиане, так и другие жители города, всего лучше да бегут в горы, ибо на ровных местах не будет убежища от множества неприятельских войск. А в горах много пещер, развалин, глухих мест, где можно безопасно укрыться. И кто на кровле, тот да не сходит вниз взять что-нибудь из дома своего, хотя бы это была самая необходимая одежда: пусть он поспешно бежит по той лестнице, которая ведет с кровли на улицу, иначе его гибель неминуемы. И кто будет тогда работать на поле, тот да не обращается назад, в город, хотя бы за самой нужной вещью, например, чтобы взять одежды свои, захватить верхнюю одежду, без которой обычно работают в поле, — пусть бежит прямо с поля.

Для всех будет одно спасение — бегство. Это — дни исполнения угроз пророческих, ужасные дни Суда и воздаяния небесного. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни! «Первым — потому что они, отягощаемые беременностью, не могут удобно бежать, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — а последним — потому что они связаны узами сострадания к детям и не смогут спасти с собой питающихся сосцами. Деньгами легко и пренебречь и сохранить, также и одеждой; но того, что бывает от природы, как можно избежать? Как может быть легкой беременная женщина? Как питающая молоком может оставить свое дитя?» Молитесь, просите Бога, чтобы тяжесть бедствия была, по крайней мере, облегчена Его милостью, чтобы не случилось это несчастье — бегство ваше — зимою, когда дожди и непогоды увеличивают страдания беглецов, или в субботу, когда по Закону запрещается далекое путешествие даже в крайних случаях. (Субботний путь — это 2000 шагов, около километра.) Я говорю вам: ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, да и не будет! Много должно пасть от меча, еще более отведется в плен во все народы, Иерусалим будет лишен покрова небесного и отдан в попрание язычникам, которое продолжится дотоле, пока не исполнятся их времена. И если бы не сократились те дни, дни осады, голода и войны, то не спаслась бы никакая плоть: никто из иудеев не избежал бы смерти, все жители Иерусалима погибли бы от меча, голода и язвы. Но ради избранных, ради верующих в Меня или имеющих уверовать, чтобы сохранить их, сократятся те дни. «Это сказал Господь для того, чтобы утешить верующих, находившихся среди иудеев» (свт. Иоанн Златоуст). По свидетельству историка Евсевия, христиане, составлявшие Иерусалимскую Церковь, видя исполнение слов Господних, оставили город и переселились в небольшой городок Пеллу, лежавший в горах за Иорданом, так что при разорении Иерусалима никто из них не погиб. Иерусалим пал; все было предано пламени; на месте беспримерного по огромности, богатству и крепости храма являются груды камней и кучи пепла. Из всего Иерусалима остаются только три башни, в память прежнего величия. Сто тысяч иудеев, переживших отечество, влекутся в плен, более здоровых и красивых из них назначают для торжественного вшествия в Рим, для игр и цирка, на растерзание зверям; других продают, как презренных рабов, на торжищах Азии, Европы и Африки, так что, наконец, некому и покупать этих рабов... Более миллиона гибнет их в эту злосчастную годину.

Кончив предсказание о Иерусалиме, Христос переходит уже к Своему Второму Пришествию и говорит ученикам о знамениях, которые полезны не только им, но и нам. Тогда: когда же? Здесь слово тогда не означает строгого порядка времени в упомянутых событиях. Подобно тому, как в начале Евангелия евангелист Матфей, сказав о рождестве Иисуса Христа, о пришествии волхвов и смерти Ирода, тотчас говорит: в те дни приходит Иоанн Креститель, — и этим не обозначает времени, которое тотчас последовало, но имеет в виду время, которое было спустя много лет, так как тридцать лет протекло между этими событиями, — так и здесь, опустив весь промежуток времени от разрушения Иерусалима до начала конца мира, Христос говорит о времени, имеющем быть незадолго до кончины мира. Впрочем, должно помнить, что разрушение Иерусалима было прообразом кончины мира, а потому оба события Господь изображает нераздельно, так что некоторые черты приложимы к одному, а другие — к другому событию. И слова Господа о мерзости запустения, о лжехристах и лжепророках относятся к обоим событиям. Святые Отцы говорят, что мерзость запустения явится и перед кончиной мира, когда придет антихрист, человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся превыше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога (2 Фес. 2, 3–4). Осквернение ветхозаветного храма было прообразом осквернения Церкви Божией этим слугой дьявола. То же относительно и лжехристов и лжепророков. Иудеи не вразумились ни разрушением Иерусалима, ни рассеянием их по всему миру, и продолжали мечтать о восстановлении родной столицы своего отечества. Этим воспользовались лжехристы, как, например, Баркохав и Омерит, выдававшие себя за Мессию; они прельщали народ, возмущали его, и снова лились потоки крови, и снова сотни тысяч иудеев отводились в плен и тяжелое рабство... Еще хуже, еще опаснее будут лжехристы и лжепророки последних времен. Предостерегая Своих учеников и всех верующих от тех и других, Господь говорит: тем осторожнее должно быть вам, ибо тяжкость бедствия усилит ожидание обетованного Избавителя до того, что расположит верить всякому известию о Нем, а это даст случай сынам погибели злоупотреблять именем Мессии.

Смотрите же, если кто скажет вам: вот здесь Христос, или там, — не верьте; истинный Мессия «не так явится тогда, как в первое свое пришествие явился в Вифлееме, в малом углу вселенной, когда сначала никто не знал о том, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — но явится открыто, со всей славой, так что не нужно будет кому-нибудь возвещать о том». Итак, не верьте этим слухам: ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут ложные великие знамения и чудеса, покажут такие страшные и необыкновенные дела, которые будут уподобляться истинным чудесам, так что трудно будет распознать обман, чтобы прельстить, если возможно и избранных. Подобно тому, как египетские волхвы подражали чудесам Моисея, и эти самозванцы и обманщики будут представлять дьявольской хитростью перед очами зрителей такие явления, что некоторые обольстятся... да и самые праведники, истинные христиане, если не будут всегда осторожны, могут обмануться, впасть в прелесть и признать этих лжемессий и лжепророков. Таковы будут перед кончиной мира антихрист и его слуги. «Апостолами основанная Церковь пребывает на земле: это есть Православная Церковь. И здесь Христос. Если же услышите кого говорящего: во мне говорит Христос, а между тем Церкви он чуждается, пастырей ее знать не хочет и таинствами не освящается, — не верь ему» (еп. Феофан). Потому-то я и сказываю вам все это, — говорит Господь: вот, Я прежде сказал вам, чтобы вы тверже стояли против обмана. Итак, если скажут вам: вот Он, Мессия, в пустыне, — не выходите, не ходите туда; вот Он в потаенных комнатах, — не верьте. Не так придет истинный Мессия, когда Ему должно будет придти. Он не будет иметь нужды в указателях.

Ибо как молния исходит от востока и видна бывает — и вдруг блистает — даже до запада, так будет в свое время и пришествие Сына Человеческого — неожиданно, мгновенно. «А как блистает молния? Она не требует вестника, не требует проповедника, в одно мгновение является во всей вселенной, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — и тем, которые сидят в домах, и тем, которые находятся во внутренних отделениях дома. Таково же будет пришествие Христово, которое вдруг явится везде по причине сияния славы». Ибо где будет труп, мертвое тело, там соберутся орлы: как на труп скоро собираются хищные орлы, так и туда, где явится Христос, за всех умерший, соберутся все святые, царящие на высоте добродетелей, носимые облаками на высоте небесной подобно орлам...

Иногда, касаемо гибели Иерусалима, под трупом понимали разрушенный город, а под орлами — легионы Рима, чьим государственным символом был орел.

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Пятница

Мф., 100 зач., 24, 27—33, 42—51

Сказал Господь Своим ученикам: ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях.

Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет. Но это вы знаете, что, если бы ведал хозяин дома, в какую стражу придет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так; истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов.

И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет... По пришествии антихриста, которого царство скоро разрушится (что видно из слова вдруг), солнце померкнет, т.е. не уничтожится, но будет тускло в сравнении с превосходным светом Пришествия Христова, подобно тому, как луна и звезды не светят, когда восходит солнце. Ибо, в самом деле, какая нужда в чувственном свете, когда не будет ночи и явится Солнце Правды? И силы небесные поколеблются, т.е. ужаснутся и содрогнутся, видя изменение твари и всех людей, от Адама до того времени, имеющих отдать отчет.

Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе… Знамение Сына Человеческого есть Крест, который, для обличения иудеев, явится на небе в сиянии, превосходящем солнечный свет. Ибо Господь придет на суд иудеев, имея Крест, как бы некое великое оправдание для Себя, подобно тому, как пораженный камнем показывает камень. Знамением Господь называет крест, как победное и царское знамя. Тогда восплачутся все племена земли иудейской, оплакивая свое непослушание, — восплачутся и все земные, которые мудрствуют, хотя бы то были и христиане; ибо «племенами земными» можно назвать и тех, которые привязаны к земному. А Господь, хотя и придет с Крестом, но вместе и с силою и славою многою.

И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною… Господь пошлет Ангелов собрать святых и воскресших из мертвых для того, чтобы они встретили Его на облаках. Созывая их через Ангелов, Господь делает им через это честь. Если же Павел говорит, что они «восхищены будут на облаках», то в этом нет противоречия. Ибо, когда они собраны будут Ангелами, то их восхитят облака. «Труба» — для большего изумления и страха.

От смоковницы возьмите подобие… Когда, говорит, все это будет, тогда недолго до кончины мира и до Моего Пришествия. Господь жатвою называет будущий век и говорит, что после непогоды будет ясное время для праведников, а для грешников настанет еще более бурное время и большее смятение. Как, видя ветви и листья смоковницы, вы ожидаете, говорит Господь, жатвы, так, видя знамения, о которых Я говорил, т.е. изменения солнца и луны, ожидайте Моего Пришествия.

Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш придет… Господь заповедует бодрствовать и готовиться, т.е. иметь добрые дела, чтобы, когда Он придет с требованием того, чего желает, у нас было что дать. Смотри, Он не сказал: не знаю, в какой час придет вор, но — «не знаете». А вором называет Он кончину мира и смерть каждого. Дает также разуметь, что Его Пришествие будет ночью. Как вор приходит незаметно, так будет и Мое Пришествие, для того, чтоб вы не предавались лености, но подвизались. Ибо, если б мы знали, когда настанет конец нашей жизни, то стали бы стараться только в один этот день благоугодить Богу, а теперь, не зная, постоянно трезвимся, делая добро.

Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? Господь как бы недоумевает, найдется ли раб верный и благоразумный, поставленный господином своим над прислугою, чтобы показать, что редко и трудно можно найти такого раба. Два качества требуются от раба — верность и благоразумие. Ибо нет пользы, если кто верен и не ворует, но не умен и попусту тратит имение; или, будучи умен, сам похищает имение и таким образом также тратит имение своего господина. Поэтому, кто окажется тогда верным и благоразумным, тот получит и совершенный венец на Небе, ибо таковые будут наследниками Божественного «имения». Верный и благоразумный раб есть и всякий учитель, вовремя дающий каждому пищу учения, каков, например, Павел, иного напояющий млеком, а иного питающий хлебом, когда изрекает высокую мудрость. Он верный раб, хотя прежде был хульник по ревности к Закону. Он раб благоразумный, ибо распознавал козни врага. И всякий, получивший что-либо от Бога — имущество, или власть, или начальство, должен распоряжаться этим верно и благоразумно, как имеющий отдать во всем отчет.

Если же раб тот, будучи зол… Сказав, какую почесть получит верный раб, Господь говорит теперь, как наказан будет лукавый. Если человек, которому вверено распоряжение каким-нибудь даром, пренебрегает им, не боится будущего суда и говорит в своем сердце: господин мой медлителен, т.е. не тотчас вознаграждает и не скоро наказывает, и долготерпением Божиим пользуется на зло, бьет сослужителей своих, т.е. соблазняет их (ибо подчиненные, замечая за начальниками дурное употребление данных им от Бога прав, соблазняются и портятся), то и рассечет его, т.е. лишит полученного им дара и оставит его таким, каким он был. И будет он ввержен во тьму кромешную, потому что прежде своим лицемерием он обманывал других, как и между архиереями многие по сану своему только кажутся святыми; но тогда отнимется у них благодать, и они будут наказаны как лицемеры, которые кажутся не такими, каковы они на самом деле.

Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея.


Суббота

Мф., 78 зач., 19, 3—12

И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует. Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит.

Между самими фарисеями были споры относительно развода: одни говорили, что можно разводиться с женой по всякой причине; другие утверждали, что развод дозволяется только в случае прелюбодейства, измены со стороны жены, по всякой же другой причине развод незаконен. Фарисеи думали, что какое бы мнение ни высказал Иисус Христос, приверженцы другого мнения восстанут против Него, а Его враги только этого и желали. Не забудем притом, что Господь проходил в это время чрез страну Ирода, который убил Иоанна Крестителя за его грозные обличения в незаконном разводе с невинной женой и женитьбой на прелюбодейной жене. Предлагая свой вопрос, фарисеи надеялись, что, если Он выскажется прямо против развода, то на Него можно будет возвести то же обвинение, какое было ими возведено на Предтечу Иоанна. Но они и теперь ошиблись в своих расчетах. Господь с кротостью и премудростью разрешил спорный вопрос, указав на писание. Он сказал им в ответ: «Ваш вопрос показывает, — говорит свт. Григорий Богослов, — уважение к целомудрию и потому заслуживает снисходительного ответа. Вижу, что многие имеют неправильное понятие о целомудрии и самый закон понимают неправильно. Почему закон обуздал только женский пол, а мужскому дал свободу? Почему жена, изменившая мужу, преследуется, а муж, изменивший жене, не подлежит ответственности? Я не знаю такого закона и обычая». Вы спрашиваете: позволительно ли? Но в этом вопросе есть уже и ответ на него. Ничто не позволительно, в чем человек сомневается и о чем спрашивает. А что касается святости брака, то не читали ли вы в книгах Моисея, что Бог, Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их, сотворил только одного мужчину и одну женщину? «Если бы Бог хотел, чтобы мужчина оставлял жену и брал другую, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — то сотворил бы одного мужчину и много женщин. Видите, один Творец и мужа и жены; одна персть — оба они; один для них закон, одна смерть, одно воскресение; один и тот же долг должны воздавать дети как отцу, так и матери, ибо сказано: чти отца твоего и матерь твою и кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти (см.: Исх. 20, 12; 21, 17). Равно — благословение отца утверждает домы детей, а клятва матери разрушает до основания (см.: Сир. 3, 9). «Если скажете: согрешила жена, то согрешил и муж; не оказался один из них слабее, другой крепче», — говорит свт. Григорий Богослов. Видите, что пред законом Божиим оба они равны. Если сказано, что Христос происходит от семени Давидова, то Он же называется и Семенем Жены. И сказал, продолжал речь Свою Господь Иисус Христос: Богу угодно, чтобы муж и жена жили неразрывно, для чего Бог позволил им оставлять родителей и прилепляться друг к другу. Разлучать мужа и жену — дело противное как природе, так и закону Творца.

После такого ответа, «что же оставалось делать совопросникам?» — вопрошает свт. Иоанн Златоуст. Не замолчать ли, не похвалить ли сказанного? Но фарисеи ничего этого не делают, а опять продолжают спорить. Они говорили Ему: как же Моисей заповедал давать жене разводное письмо и разводиться с ней? Известно, что Закон через Моисея дан был самим Богом, а Бог Себе противоречить не может. Он говорит им: Моисей вовсе не заповедал, как говорите вы, а только допустил развод и поступил так не потому, чтобы хотел противоречить Богу, но как мудрый законодатель: в его время лучший закон был неудобоисполнимым: он видел грубый, жестокий нрав ваш, и по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, чтобы вы, желая избавиться от ненавистной жены, не погубили ее.

Эти слова Господа были для фарисеев несносны и весьма укоризненны; чтобы несколько смягчить их, Господь тотчас снова обращает Свою речь к древнему первоначальному закону: «А сначала не было так, при сотворении первых людей — одного мужа и одной жены — самым делом установлен закон, не допускающий развода». Господь, как Законодатель Нового Завета, властно подтверждает первобытный закон брака: но Я говорю вам, что закон брака так свят, что расторжение его невозможно, и потому — кто разведется с женой своей не за прелюбодеяние с ее стороны, когда этот грех уже сам собой разрывает узы брака, и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной по той же причине, по прихоти мужа, прелюбодействует, ибо она законом Божиим и законом природы все еще соединена с прежним мужем, хотя отпущена им на бумаге. Так Господь со всей ясностью, бесстрашно и беспощадно, хотя и не называя Ирода по имени, произнес приговор над его преступлением и, вместе с тем, во всей полноте раскрыл Свое Божественное учение о браке. В Его Церкви, как благодатном царстве, муж и жена равноправны: ни муж не имеет права покинуть жену, ни жена — мужа. Но ученики Его, все еще держась иудейских понятий, считали великим преимуществом мужа право отпускать жену со злым характером; им казалось тяжким бременем лишение этого права и обязательство жить с такой женой неразрывно. В ответ на это Христос сказал им: не все вмещают слово сие, не все на деле могут совершить подвиг сей — вести безбрачную жизнь, но только те, кому дано от Бога: это особый дар Божий некоторым, достойным сего дара людям. Подается этот дар только желающим принять его, а кто не хочет, тот и не получит его. Просите, и дано будет вам; ибо всякий просящий получает... (см.: Мф. 7, 7, 8). Этими словами Господь возвышает девство, представляет его великим и тем самым привлекает и побуждает к нему ищущих совершенства. Замечательно! Он называет девство делом высоким, а ученикам представляется оно легким. «Ему надо было, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — назвать это великим для того, чтобы сделать их усерднейшими, а они должны были принять сказанное за легкое для того, чтобы, таким образом, преимущественно избрать девство и целомудрие. Поскольку прямо говорить о девстве нельзя, так как это могло показаться им очень тяжким, то Он непременяемостью брачного закона возбудил в них желание девства». Подвиг девства есть жребий немногих. Не все, ведущие безбрачную жизнь, могут быть названы подвижниками девства, потому что есть такие, которые не добровольно проводят такую жизнь, и потому она не вменяется им в подвиг и в заслугу: ибо есть скопцы, — говорит Господь, — которые из чрева матернего родились так, это люди, которые от природы не способны к брачной жизни. Такие скопцы по природе не имеют никакой заслуги, потому что их целомудрие не может подвергнуться искушению и не доказано опытом. Достойно похвалы и награды то, что человек делает по доброму свободному произволению, а не то, что делает по природному влечению. И есть скопцы, которые оскоплены от людей, через насилие и искажение природы, лишенные возможности проводить брачную жизнь: и такие невольные скопцы не суть подвижники девства. И есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного, сами себя лишили утешения брачной жизни, стали скопцами — не отсечением телесных членов, — да не будет этого, — но истреблением злых и нечистых помыслов, ибо отсекающий член подвергается проклятию: он уродует себя, поступает подобно человекоубийце, унижает, искажает творение Божие. Потому истинные скопцы суть девственники сердца; будучи вполне свободны к брачной жизни, они ради Бога решаются вести безбрачную, чтобы удобнее служить Богу, не развлекаясь заботами житейскими; они всячески охраняют свою душу и тело, ум и сердце от нечистого помысла. Девство есть подвиг самопожертвования. Даже апостолам дана была полная свобода или вступать в брак, или оставаться девственниками. Труден этот подвиг, тяжела борьба с самим собой, с природой своей, но зато и награда за него — Царство Небесное. Не для всех обязательно девство, но кто может вместить, да вместит, — говорит Господь.

В самом начале Своего служения спасению рода человеческого Господь и Спаситель наш благословил Своим присутствием брак в Кане Галилейской; теперь, в конце Своего служения, Он изрек похвалу девству, как великому подвигу.

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.



Воскресенье

Мф., 77 зач., 18, 23—35

Сказал Господь притчу сию: посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Сегодняшняя притча такая ясная, такая простая, но я хотел бы обратить ваше внимание на одну или две вещи в ней. Из притчи ясно, что если мы не прощаем друг другу то малое, чем мы согрешаем друг перед другом, Бог не может простить нам то великое, чем мы должны Ему. И это верно; но я хочу задуматься о чем-то другом.

Мы должны друг перед другом столь малым: мы раним друг во друге самолюбие или гордость; мы разрушаем надежды друг друга, мы убиваем друг во друге радость; и также, очень часто, тем, как мы обращаемся друг с другом, мы омрачаем, порочим образ Божий в себе и в других людях. И вот когда речь идет о человеческих взаимоотношениях, о боли, которую мы друг другу причиняем, наш долг может быть прощен, потому что жертва нашего греха, даже если она нас вызвала на грех или если эта жертва непорочная, получает в тот момент власть простить, подлинно божественную власть упразднить зло, которое мы совершили, и словами Христа: Прости им, Отче, они не знают, что творят, — отпустить обидчика, перечеркнуть зло, выпустить на свободу того, кто связал себя узами ненависти, презрения или множеством других вещей.

Но есть в этой притче и другая сторона; в чем дело, почему Христос говорит, что мы должны друг другу сто монет, а Богу — десять тысяч монет: так много, так много? Значит ли это, что когда мы грешим против Него, грех как бы умножается тем, что Бог велик, и оскорбить Его — всегда намного преступнее, чем оскорбить ближнего? Я думаю, такое представление о Боге было бы чудовищным; я думаю, это значит, что когда мы поступаем дурно, не слушая призыва Божия, не следуя Его слову и Его примеру, это помрачает Его образ в нас, разрушает ту красоту, которую Он в нас насадил, которую Он начертал в нас, которой Он нас запечатлел, как собственной печатью. И вот это непоправимо, если только Сам Бог не исправит, если только Сам Бог не обновит то, что одряхлело, не вернет утраченную нами красоту.

В этом смысле мы должны быть очень бережны в наших отношениях с Богом. Проступки друг против друга исправить легко, потому что они малы, они поверхностны; одного слова прощения достаточно. Но то, что мы совершаем над своей душой, над самими собой, когда поступаем против Божией заповеди, Божиего зова, против надежды, которую Бог на нас возлагает, мы не можем исправить, просто сказав: «Я поступил плохо, прости!» Вся жизнь Христа, все Его страдание и смерть на Кресте — вот цена, которой восстанавливается то, что мы разрушили и искривили, вместо того чтобы сделать прямым и прекрасным.

Задумаемся над этим, потому что сказать Богу «Прости» означает гораздо больше, чем сказать «Не вмени нам того зла, которое мы сделали, той неправды, которую мы совершили». Это значит: «Обнови то, что не может быть возрождено человеческими силами». Так что действительно существует несоразмерность, о которой Христос говорит в притче, между тем, когда мы поступаем неправо на путях Божиих и когда мы поступаем неправо в наших взаимоотношениях друг с другом. Поэтому давайте начнем с этих отношений друг ко другу, станем относиться к каждому человеку, как мы относились бы к святой иконе, поврежденной временем, небрежностью, злобой. Будем относиться друг к другу с благоговением, с лаской; тогда, при нашем обращении к Богу, и Он так же поступит с нами.

Да благословит нас Бог вырасти в полноту той красоты, которую Он насадил в нас и к которой Он нас призывает, и да будет благословение Господа Иисуса Христа, и любовь Божия, и причастие Святого Духа с нами во веки! Аминь.

Митр. Антоний Сурожский. Воскресные проповеди.




Евангелие дня. Толкования на Евангельские чтения церковного года

Эта книга во многом уникальна по своему составу. Здесь собраны лучшие образцы толкований на евангельские тексты - от классических (свт. Григорий Двоеслов, блж. Феофилакт Болгарский и др.) до современных (свт. Лука Крымский, архим. Иоанн (Крестьянкин) и др.) Евангельские тексты (т.н. зачала) с толкованиями на них приводятся в том составе и последовательности, в которой они читаются во время Божественной литургии в течение церковного года, начиная с Праздника Пасхи. В особые разделы выделены Евангелия двунадесятых и великих праздников, Великого Поста и Страстной Седмицы. Таким образом, не имея возможности ежедневно присутствовать за Божественной литургией, вы всегда сможете ознакомится с дневным Евангелием и толкованием на него.

//
Предыдущая <<<    >>> Cледующая
 
Заказать бесплатный каталог "Остров книг. Православная книга - почтой"
Страница Facebook

Новинки

Наши электронные книги
//

Теперь наши книги в электронном формате!

Следите за обновлениями! Коллекция электронных книг пополняется!

Вы можете купить и скачать электронные книги издательства "Лепта Книга" на ЛитРес!

Далее <<<
Двойное дно
// О. Николаева

Огненный свиток







В нашем издательстве вышла новая книга знаменитой писательницы, замечательного прозаика, лауреата Патриаршей литературной премии Олеси Николаевой "Двойное дно". В книгу вошли рассказы и роман «Мастер-класс», - о том, что события и вещи, окружающие нас, часто совсем не таковы, какими кажутся. Незаметные и неинтересные, на первый взгляд, люди поражают красотой души, а события, которые мы считали неважными, оказываются ключевыми. Неожиданные повороты почти детективного сюжета и постепенное раскрытие удивительной жизни героев не оставят читателей равнодушными.

Далее <<<
Записка Господу Богу
// Вознесенкая Ю.

Огненный свиток










Наши читатели знают Юлию Вознесенскую как удивительную православную писательницу-прозаика, автора многих романов и повестей. Но мало кто знает, что Юлия Николаевна была еще и талантливым поэтом – тонким, лиричным, глубоко чувствующим окружающий мир, ищущим и находящим в нем его Создателя. В нашем издательстве вышла уникальная книга – сборник поэтических произведений Юлии Вознесенской. В него вошли как небольшие стихотворения, поражающие многообразием форм, стилей написания и содержания, так и поэмы, ранее не знакомые читателям.

Далее <<<
Человек радостный
// Ольга Румбах

Огненный свиток





В нашем издательстве вышел сборник рассказов «Человек радостный» православной писательницы Ольги Румбах. Ольга родилась в Алтайском крае, в 1958 году. После окончания школы вместе с семьёй уехала в Крым. Закончила технический вуз в Симферополе и около десяти лет, преодолевая скуку, работала инженером. В девяностые годы начала работать секретарём судебного заседания и одновременно писала судебные очерки в газету, куда позже была приглашена на должность спецкора. Сейчас Ольга работает редактором в небольшом крымском издательстве и издает свои книги: в свет вышли «Саша, Маша и Даша-растеряша»(в соавторстве) и «Первые сто лет». А в 2016 году вышла книга ее рассказов «Ловля ветра, или Поиск большой любви».

Далее <<<
Хлебные крошки из кармана моего подрясника
// Иерей Владимир Нежданов

Огненный свитокВ нашем издательстве готовится к выходу новая книга иерея Владимира Нежданова "Хлебные крошки из кармана моего подрясника". Название книги выбрано не случайно. «Хлебные крошки» - это собирательный образ россыпи человеческих судеб, истории общения с людьми, которые автор бережно хранит и передает нам в рассказах, делясь своим богатым жизненным опытом. «В подряснике моем в карманах со временем накапливаются хлебные крошки – большие и маленькие - скорее по детской привычке никогда не расставаться с хлебом, который я частенько после трапезы почти машинально кладу в глубокий карман подрясника. Иногда так намотаешься, набегаешься за день, что про еду и забудешь. А тут хлеб… Итак, хлебные крошки из кармана моего подрясника».

Далее <<<






Яндекс.Метрика


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU



Яндекс цитирования

Система Orphus

 

© 2003-2013. Издательство "Лепта Книга"

Перепечатка и цитирование приветствуются при активной ссылке на "Лепта Книга".

info@lepta-kniga.ru lepta-press@mtu-net.ru
Телефон/факс: (495) 221-19-48