На главную | В избранное | Обратная связь
Издательство "Лепта"
Предлагаю не мелочиться
Об издательстве Новости Анонсы Каталог книг Литературное кафе Авторы Евангелие дня ВЕЛИКИЙ ПОСТ Рече Господь Апостол дня
Канал новостей издательства Лепта Книга lepta-kniga.ru  Евангелие дня
Евангелие дня. Толкования на Евангельские чтения церковного года. Седмица 5-я по Пятидесятнице
04.01.17


Седмица 5-я по Пятидесятнице

Понедельник

Мф., 45 зач., 12, 9—13

И, отойдя оттуда, вошел Он в синагогу их. И вот, там был человек, имеющий сухую руку. И спросили Иисуса, чтобы обвинить Его: можно ли исцелять в субботы? Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы! Итак можно в субботы делать добро. Тогда говорит человеку тому: протяни руку твою. И он протянул, и стала она здорова, как другая.

Защитив учеников Своих, срывавших колосья в субботу, и отошед оттуда, где объяснял фарисеям закон о субботе, в следующую затем субботу Господь Иисус Христос вошел в синагогу их и учил. И вот, там был человек, имеющий сухую руку, и притом правую. И следили за Господом книжники и фарисеи, не исцелит ли Он этого сухорукого, чтобы найти новый повод к обвинению Его в нарушении закона о субботе. Они рассуждали так: врач, для излечения больного, должен составлять лекарство, ухаживать за больным, — словом, утруждать себя, работать; а всякий труд в субботу запрещен заповедью Божией, — значит, исцелять болящих в субботу грешно. Они не хотели вспомнить, что спасти жизнь человеку закон не запрещал и в субботу, — следовательно, и простому врачу не грешно было лечить болящих в день субботний. А Господь исцелял болящих одним прикосновением, единым словом Своим всемогущим. Только слепая злоба врагов Его могла истолковать в смысле труда действия Его Божественной чудотворящей силы, если бы в самом законе запрещалось лечить больных в субботу.

Сердцеведец видел их лукавые помышления; да они и сами не утерпели, чтобы не выказать их: и спросили Иисуса, чтобы обвинить Его: можно ли исцелять в субботу? Вопрос, очевидно, имел целью обвинить Его, чтобы иметь причину клеветать на Него. Вопрос был хитрый: если Он скажет: «нельзя», то можно будет бросить в Него упреком в жестокости; если же скажет: «можно», то Он покажет Себя явным нарушителем субботы, и тогда можно будет сделать на Него донос в местное судилище, какие были тогда в городах и местечках Палестины. Не отвечая вопрошавшим, Господь, по сказанию евангелистов Марка и Луки, обратился к сухорукому со словами: «Встань и выступи на середину». И тот встал и выступил. «Заметь милосердие Господа, — говорит Свт. Иоанн Златоуст. — Вызвал на середину, чтобы смягчить их видом его, чтобы они, тронувшись сим зрелищем, оставили злобу свою. Но неукротимые и бесчеловечные лучше хотят помрачить славу Христову, чем видеть больного исцеленным». И вот Господь на их вопрос теперь отвечает вопросом же: и Я спрашиваю вас: «Что должно делать в субботу — добро, как Я делаю, или зло, как замышляете вы в сердцах ваших? Спасти душу, или погубить (Мк. 3, 4; Лк. 6, 9). Ваше же присловье говорит: кто может, но не хочет и потому не делает добра, тот делает зло; кто может спасти, но не спасает, тот губит». Фарисеи сами попали в расставленную ими сеть: им оставалось или сознаться, что сами не понимают духа закона, или же молчать. Но не затем они пришли сюда, не для того неотступно ходили по следам Господа, чтобы искать истины: Они молчали (Лк. 6, 9). Но молчание не помогло им: Иисус Христос тотчас же обратился к суду их же совести и показал им, что сами они, даже в своих житейских делах, вовсе не так строго держатся своего учения о покое субботнем и нарушают его даже из простой корысти. Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, у кого только и есть единственная и потому дорогая для него овца, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Неужели не вытащит ее из ямы? А если вы не считаете нарушением субботы вытащить овцу из ямы, то оказать человеку милосердие — неужели грешно? Сколько же лучше человек, созданный по образу Божию, бессловесной овцы? Как же не стыдно вам так лицемерить предо Мною? Итак, вот вам Мой ответ на ваш лукавый вопрос: можно в субботу делать добро, грешно и небезопасно откладывать доброе дело до другого дня; но в этом, конечно, и вы не сомневаетесь — вы только притворяетесь незнающими!

И при виде этой лжи, этой внутренней пустоты фарисейской нравственности, чистейшее сердце кроткого и милосердного Господа Иисуса Христа исполнилось праведного негодования и вместе — глубокой скорби об ожесточении сердец этих мнимых праведников, этих гробов покрашенных; Он воззрел на них строгим взором Судьи помышлений сердечных. Прежде сухорукого Он хотел уврачевать их самих, но их болезнь духовная была неисцелима, и потому Он, для большей очевидности, тут же исцелил болящего одним словом Своим: тогда говорит человеку тому: протяни руку твою! И тот, с верою в Его всемогущество, исполнил повеление: и он протянул; и стала она здорова, как другая. Враги Иисусовы теперь были совершенно посрамлены, Христос даже и перстом не коснулся больного, не повелел ему что-либо делать исцеленной рукою, — Он сказал только три слова: протяни руку твою, и рука исцелилась… Самый придирчивый фарисей не мог сказать, чтобы произнесение этих трех слов можно было считать нарушением субботы.

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Вторник

Мф., 46 зач., 12, 14—16; 22—30

Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его. Но Иисус, узнав, удалился оттуда. И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нем. Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть. И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов? Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями. Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие. Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его. Но Иисус, узнав, удалился оттуда. О зависть! Когда принимают благодеяния, тогда особенно неистовствуют. Христос уходит, потому что еще не настало время страдания и вместе щадя фарисеев, да не впадут в грех убийства: ввергать себя в опасность без нужды есть дело не богоугодное. Вникни при этом в слово «выйдя»: они тогда стали совещаться о погублении Иисуса, когда ушли от Бога; ибо никто, пребывающий в Боге, не составляет подобных советов.

И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нем. Желая укротить зависть фарисеев, не хочет, чтоб о Нем объявили: Он всеми способами старался уврачевать их.

Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть. И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов? Демон заградил все пути, ведущие к вере, — и зрение, и слух, и язык, но Иисус исцеляет сии чувства и называется от народа сыном Давидовым; ибо Христа ожидали от семени Давидова. Ежели и ныне случится тебе видеть, что иной ни сам не разумеет добра и не принимает слов другого, то почитай его слепым, немым и глухим и помолись о нем, да исцелит его Христос, коснувшись сердца его.

Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. Хотя Господь и удалился ради их, но они, издали слыша, что Он делал людям благодеяния, клеветали на Него. Значит, они так были враждебны к человеческой природе, как сам диавол.

Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? Обличая помышления их, тем самым показывает, что Он — Бог. Он ответствует им подобием, заимствуемым от обыкновенных предметов, и обнаруживает безумие их. Ибо как демоны могут изгонять друг друга, когда они всегда стараются помогать друг другу? Сатана — значит противник.

И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями. Пусть, говорит, Я таков, как вы говорите: чьею же силою изгоняют ваши сыны, т.е. апостолы (ибо они были их сыны)? Ужели и они изгоняют силою веельзевула? Если же они изгоняют Божественною силою, то тем более Я, потому что они совершают чудеса Моим именем. Итак, они послужат к осуждению вашему за то, что вы все еще клевещете на Меня, хотя и видите, что они чудодействуют Моим же именем.

Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие. Говорит как бы так: если Я изгоняю бесов Божественною силою, то Я — Сын Божий, и пришел ради вас, чтобы вас облагодетельствовать. Очевидно, что «достигло до вас» Пришествие Мое (Царствие Божие есть Пришествие Христово); зачем же вы поносите Пришествие Мое к вам и ради вас?

Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его. Я столько, говорит, далек от дружбы с демонами, что противоборствую им и связываю их, бывших до Пришествия Моего крепкими. Ибо, войдя в дом, т.е. в мир, Христос расхитил (т.е. исхитил от работы диавола) сосуды бесовские, т.е. человеков, которыми обладали прежде демоны. Он ведет приточную речь и показывает, что бесовский князь крепок, впрочем, не по природе, а потому, что крепко мучил и насиловал тех, которые по нерадению были немощны. Под сосудами его разумеются также подвластные ему демоны, как орудие его. Поэтому св. Лука и назвал их орудиями его, посредством которых он порабощал отверженных людей. Смысл сей приточной речи тот, что Христос не только не имеет любви к бесовскому князю, но и связал нечистую и слабую силу его, и что Он не расхитил бы, т.е. не разогнал бы бесов, если бы наперед не связал самого князя, укрепляющего их.

Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

Как, говорит, станет помогать Мне веельзевул, который, напротив, противодействует Мне? Я учу добру, а он — злу; как же он со Мною? Я собираю людей во спасение, а он расточает. Касается сим словом и фарисеев, которые, когда он учил и доставлял многим пользу, расстраивали народ, чтоб не приходили к Нему. Таким образом (Господь) показывает, что они истинно подобны демонам.

Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея.


Среда

Мф., 48 зач., 12, 38—45

Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! хотелось бы нам видеть от Тебя знамение. Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы. Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона. Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом.

Иудеев соблазняло в Иисусе Христе Его уничижение, и они потребовали от Него такого знамения, которое бы ясно указывало на Его Божественное достоинство Мессии. Им мало было тех чудес, которые творил Христос по любви Своей к страждущим людям, по мольбам отдельных лиц. Они хотели узреть «знамение с неба» (Мф. 16, 1). Они лицемерно, как враги, просят знамения, а потому Он называет их родом лукавым и прелюбодейным (Мф. 12, 39; ср.: Лк. 11, 29) в том смысле, что они неверны Богу, и на эту неверность Ему указывали еще пророки, представляя идолопоклонничество иудеев в образе супружеской измены Богу — прелюбодеянием (см.: Ис. 57, 3; Иез. 16, 15, 23–27).

Господь говорит, что такого знамения не будет дано им, и указывает только на величайшее чудо в прошлом, ставшем прообразом нового: сохранения пророка Ионы во чреве кита в течение трех суток; так же после трех дней телесной смерти воскреснет Христос. Собственно Христос пробыл в гробе один день и две ночи, но на Востоке всегда было принято считать часть дня или ночи за целое (примеры: 1 Цар. 30, 12; Быт. 42, 17–18; 2 Пар. 10, 5–12 и др). Ниневитяне — жители города Ниневии, столицы Ассирийского царства на берегу Тигра, к северу от Вавилона, покаявшиеся в результате проповеди пророка Ионы, осудят на предстоящем Всеобщем Суде евреев за то, что они, евреи, не вняли проповеди своего Мессии и в своем упорстве не захотели покаяться. Царица южная — царица Савская, приходившая к Соломону (3 Цар. 10) из Аравии, также осудит евреев, т.к. она пришла издалека послушать мудрость Соломона, а иудеи не захотели слушать Саму Воплотившуюся Премудрость Божью, Которая «больше Соломона». Далее Господь рассказывает притчу о нечистом духе, вышедшем из человека и вернувшимся в него с другими, еще более злыми, чем он сам. Этой притчей Господь наглядно объясняет то, что хотя бы Он и заставил евреев каким-либо поразительным чудом уверовать в Себя, но нравственная их испорченность настолько сильна, что через некоторое время неверие их возникнет с еще большей силой и упорством. Неверие и испорченность в них — это тот самый злой дух из притчи о бесноватом. Если человек остается нерадивым, праздным, невнимательным к себе, то злой дух и страсти, изгнанные из него однажды, возвращаются к нему с гораздо большей силой.

Архиеп. Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие.


Четверг

Мф., 49 зач., 12, 46—13, 3

Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь. Выйдя же в день тот из дома, Иисус сел у моря. И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу. И поучал их много притчами.

Для фарисеев теперь представился удобный случай указать народу, как несообразно считать за Мессию Иисуса, у Которого такие незнатные родные, как эти галилеяне, простые ремесленники из Назарета… Сродники Господа пришли к Нему в то время, когда толпа, взволнованная только что виденным чудом, наполняла весь дом и двор, с великим вниманием прислушиваясь к каждому слову Чудотворца; подойдя ближе, они увидели, что им трудно пробраться сквозь эту тесную толпу в дом, и потому стали просить стоявших впереди дать знать Иисусу Христу, что они желают говорить с Ним; когда же Он еще говорил к народу, матерь и братья Его стояли вне дверей дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему, может быть, один из тех же фарисеев, обрадованный возможностью прервать Его горькие для них обличения: Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою, хотят о чем-то говорить с Тобой.

«Смотри, — замечает свт. Иоанн Златоуст, — им надлежало бы, если не хотели и не могли войти, дождаться окончания беседы. Но они зовут Его вон, и притом при всех, желая показать, что они с большою властью повелевают Им. На это и евангелист намекает словами: «когда же Он еще говорил к народу». Посему и теперь Господь захотел вразумить их: Он же сказал в ответ говорившему: Кто Матерь Моя, и кто братья Мои? Эти слова Господа требуют особенного объяснения. Когда Господь как бы отрекается от братьев Своих, по плотскому рождению так называемых, то Он не отрицает никакой истины земной, а только утверждает небесную истину Своего Божественного рождения. Его братья действительно были только мнимыми Его братьями, ибо это были дети Его мнимого отца Иосифа. Но каким образом и Матерь Господа подвержена одинаковому жребию с Его братьями? Она не мнимая, а истинная Матерь Его по человечеству, и этого высокого достоинства никогда не унизила неверованием в Него, как Сына Божия. Между тем Он как бы уклоняется теперь от того, чтобы видеть Ее: кто Матерь Моя?.. «Если бы Он захотел отречься от Матери Своей, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — то отрекся бы от Нее тогда, когда поносили Его иудеи. Напротив, Он столько заботился о Ней, что и на самом Кресте поручает Ее ученику, из всех возлюбленнейшему. Но теперь, поскольку братья думали о нем, как о простом человеке, и тщеславились, то Он исторгает недуг сей, не оскорбляя, впрочем, их, но исправляя». Сердцеведец знал тщеславные помышления Своих братьев и не желал, чтобы на Его Пречистую Матерь ложилась хотя малая тень Ее участия в их помышлениях. И в этом случае Господь только сообразовался с правилом Матери Своей — всячески уклоняться от славы человеческой и не отличаться от других. Вместе с тем Он самым делом исполнял то, чему учил словом: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня (Мф. 10, 37). Он делом показал, что любит земную Матерь Свою совершенно, но не паче Отца Своего Небесного, и Свою сыновнюю по человечеству любовь приносит в жертву делу Божию, Им совершаемому. Если бы Он покорился воле Своих сродников, то враги Его, как доказательство клеветы, употребили бы взятие Его сродниками, как будто имеющего нужду в их попечении.

Господь как бы так говорил: «Для чего волею земной Моей Матери хотите вы отвлечь Меня от исполнения воли Отца Моего Небесного? Когда эти две воли влекут в разные стороны, Я знаю и тотчас покажу, которой из них и с какой решительностью должно последовать. Оставляю земное рождение и родство, как бы Я забыл его, как бы его совсем не было: совершенно предан есть воле Отца Небесного, и делу Его, и царствию Его; здесь ищу Себе родства, если его иметь надобно: Кто Матерь Моя, и кто братья Мои? и, указав рукою Своею на учеников Своих, указал на всех, которые считали Его своим Учителем, а себя Его учениками, сказал: вот, Матерь Моя и братья Моя, ибо кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь. Если и Мать Моя хочет быть блаженною, то должна исполнять волю Отца Моего».

Глубоки и возвышенны были тайны Царствия Божия, возвещаемые Христом Спасителем нашим; не все было можно прямо и откровенно сообщать людям, зараженным предрассудками и ложными мнениями о грядущем царстве Мессии. Но Господь не хотел оставить даже и врагов Своих без наставлений и вразумлений; Его Божественная любовь изобрела в премудрости Своей еще средство сообщать Свое учение в доступной для народа мере: это в притчах. Слово притча в общем, широком смысле означает речь образную, но в особенном смысле есть правдоподобный и цельный рассказ из жизни человеческой или из природы, приводимый с целью объяснить истину веры или правило духовной жизни. Бог есть единый Творец мира видимого и невидимого; и тот и другой мир Он сотворил согласно Своей премудрости и благости; и в том и другом мире отпечатлел Свои Божественные совершенства, Свои Божественные законы. Оттого между миром видимым и миром невидимым есть некое дивное единство, некое сродство, и мир видимый говорит нашему сердцу, нашему уму о законах мира невидимого. Небеса поведают славу Божию, — говорит царственный Пророк (Пс. 18, 2). Невидимое Божие, вечная сила Его и Божество — говорит апостол Павел (Рим. 1, 20), — от создания мира видимы чрез рассматривание тварей». Итак, весь видимый мир, с его солнцем и луною, светом и тьмою, сеянием и жатвою, рождением и смертью, все люди со всевозможными случаями их ежедневной жизни, — словом все, что доступно нашим чувствам, есть поразительная притча, есть великая книга Божия, в которой Бог начертал в живых образах великие духовные истины для того, чтобы они помогли нашей вере и разумению. Притча не есть басня: в басне допускается много неправдоподобного, например разговор животных и даже растений, — таких вымыслов, несогласных с законами природы, Господь не употреблял. Притчи напоминают те сравнения и уподобления, какие бывают в пословицах: что в пословице выражено кратко, в нескольких словах, то притча изображает в целом рассказе. Вот почему люди мудрые издревле пользовались притчами, когда хотели очевиднее изобразить какую-либо нравственную истину. Жители Востока особенно любят говорить притчевой, образной речью, когда речь касается предметов духовных. Но нет во всех писаниях человеческих притчей лучше тех, какие читаем мы в Библии, и нет притчей во всей Библии лучше притчей Спасителя Господа Иисуса. Они важны и неоценимы для всех возрастов и состояний; они понятны и малому дитяти, но в каждой из них много и такого, над чем может задуматься самый глубокомысленный человек. Господь говорит притчами, по объяснению свт. Иоанна Златоуста, для того, чтобы сделать слова Свои более выразительными, облечь истину в живой образ, глубже запечатлеть ее в памяти и как бы представить глазам. Притча действует не на один ум, но и на сердце, и на воображение слушателя, и потому истина, как картина, легче удерживается в памяти. Хотя слушатели иногда и не понимали смысла притчи, но самая притча оставалась в них добрым семенем, которое давало росток тотчас же, как только касалась сердца всеоживляющая благодать Духа Божия.

Еп. Мефодий (Кульман). Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея.


Пятница

Мф., 50 зач., 13, 3—9

Вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит!

Мы сегодня слышали в Евангелии притчу и можем себе поставить вопрос: что такое притча? Притча — не рассказ, не иллюстрация какой-нибудь мысли, это призыв и, можно было бы даже сказать, это вызов нам задумываться над тем, что в ней сказано. Сегодняшняя притча в этом смысле очень ясна. Христос дает четыре образа, которые соответствуют состоянию человеческих душ. Мы слышим слово Божие, слышим его в Евангелии, слышим его в молитве, слышим его даже в своем сердце, когда наша душа, наш ум говорят нам Божию правду. Как мы на это будем реагировать?

Образы, которые дает Христос, — да, это образы, но они идут гораздо дальше того, что в них сказано. Некоторые слова падают на дорогу. Порой мы слышим новое слово из Евангелия или просто от человека; и в тот момент нам оно кажется хорошим, интересным, но мы заняты другим. И пока мы откладываем время задуматься над ним, приходят другие мысли, которые отнимают от нас даже воспоминание о том, что было услышано.

Порой бывает, что слова евангельские или добрые человеческие слова падают в терние, т.е. мы их слышим посреди забот, посреди волнений нашей жизни. Мы заняты совсем другим, и как бы издали до нас доходят какие-то святые слова, но они заглушаются шумом этой жизни, и мы не успеваем остановиться на них.

Порой бывает, что эти слова падают на каменную почву. Это очень страшно; со мной это раз случилось так страшно, так жутко, что я этого забыть не могу. Я вышел читать Евангелие, т.е. произносить перед вами, для себя и для вас слова Самого Христа; и ничего из сказанного Им до меня не дошло. Когда я вернулся в алтарь, я подумал: как могу я сказать проповедь на слова, которые до меня вовсе не дошли, на которые отозвался, как бы говоря Спасителю: «Ты напрасно говоришь. То, что Ты говоришь, меня не касается, мне не интересно!» Представляете себе этот ужас! И я вышел на проповедь и так и сказал. Я сказал честно, что Христос говорил со мной, и все, что я мог Ему ответить, это: «То, что Ты говоришь мне, мне неинтересно, до души не доходит, даже ума не касается, это для меня просто пустой звук».

И мне стало страшно: как я перед Господом могу стоять в молитве церковной, руководить этой молитвой, когда эти слова, Христовы слова, обращенные ко мне лично, остались во мне как бы пустым звуком. И я обратился тогда к верующим (может быть, некоторые из вас это помнят, а может быть, эти мои слова тоже пали в терние и забыты) и сказал: «Подумайте: бывало ли с вами, что вы читали Евангелие, слышали добрые слова, не только в проповеди, но от родных, от друзей, и единственный отзвук, который у вас был, это: «Ох, отстань, мне сейчас не до этого! Я устал, у меня другие заботы, другие мысли, или просто я сейчас не в состоянии даже почувствовать то, что Ты мне говоришь, — отойди!» Случалось ли с кем-нибудь из вас такое страшное? А вместе с этим это то, что Христос описывает в этой притче. Как это страшно!

А иногда бывает, что слово падет на добрую почву, т.е. коснется нас, ударит нас в самую сердцевину нашей души, и тогда все изменяется. Так случилось с каждым из апостолов, с каждым из святых, с каждым из грешников, которые в свое время отошли от греха, стали новыми людьми.

Подумаем об этом: кто я сегодня? Каменистая почва, которая отбрасывает каждое услышанное слово? Дорога, по которой ходят, ходят, ходят? Или душа моя исполнилась такими заботами, такими тревогами, интересами, что слова Христовы представляют собой только малую долю того, что я слышу, и в сущности, в жизни есть столько более занимательного?.. Боже, какой это ужас!

Поэтому мне один священник раз сказал: «Читай Евангелие каждый день, потому что ты будешь меняться с каждым днем. Один раз ты будешь каменистой почвой; другой раз твоя душа будет как бы заполнена тернием, в другой раз придорожная пыль наслоится. А в какой-то день, неожиданно для тебя, эти слова тебя коснутся и окажутся новой жизнью».

Подумайте над этим, — об этом говорит притча, которую мы слышали сегодня. Аминь.

Митр. Антоний Сурожский.Притча о сеятеле.


Суббота

Мф., 30 зач., 9, 9—13

Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за Мною. И он встал и последовал за Ним. И когда Иисус возлежал в доме, многие мытари и грешники пришли и возлегли с Ним и учениками Его. Увидев то, фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? Иисус же, услышав это, сказал им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные, пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию.

Об этом повествует как сам Матфей, так и другие два евангелиста — Марк и Лука, причем только Матфей называет себя этим именем, а другие — Левием. Выйдя из дома после совершенного Им чуда исцеления расслабленного, Господь увидел человека, сидящего на мытнице, т.е. у сбора пошлин, или податей, по имени Матфей, или Левий, и сказал ему: «Следуй за Мною». И тот тут же встал и последовал за Иисусом. Надо бы добавить, что мытари, или сборщики податей, к числу которых принадлежал Матфей, считались у евреев самыми грешными и презренными людьми, т.к. взимали с народа подати в пользу римского правительства. К тому же право на это взимание податей они брали на откуп у римского правительства и в своей непомерной жажде к наживе взимали с народа больше, чем следовало, почему и заслуживали к себе общую ненависть.

Такова сила слова Господа, что мытарь, человек зажиточный и жадный, бросил все и последовал за Ним, не имевшим где и голову приклонить. Но это доказывает вместе с тем, что грешники, сознающие свой грех и готовые искренне раскаяться, ближе к Царству Небесному, чем гордящиеся своей мнимой праведностью фарисеи. Обрадованный призывом Господа Матфей пригласил к себе в дом Иисуса и Его учеников и устроил им угощение. По восточному обычаю, приглашенные на обед или ужин не сидели за столом, а возлежали вокруг невысокого стола на особых приставных скамьях или диванах, облокотившись левой рукой на подушку. Туда же, видимо, пришли и товарищи Матфея по сбору податей, другие мытари и грешники, по понятиям фарисеев, и возлегли с Иисусом и учениками Его за одним столом. Это-то и дало повод фарисеям осудить Господа за такое сближение с грешниками. «Для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?» — обратились они к ученикам Иисуса. Свт. Иоанн Златоуст поясняет эти слова так: «Клевещут перед учениками на Учителя с худым намерением, желая отвлечь учеников от Учителя», поскольку набрасывают на Господа тень, как на ищущего дурного общества. «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные», — ответил на эти наветы Иисус. Смысл этих слов в том, что не чувствуют нужды в Спасители мнимые праведники, каковы фарисеи, но чувствуют эту нужду грешники. Место врача — у постели больного, как бы говорит Господь, — Мое место возле тех, кто болеет от сознания своих духовных немощей, и Я с ними, с мытарями и грешниками, как врач с больными. «Идите научитесь, — добавляет Господь, — что значит: милости хочу, а не жертвы?» Фарисеи считают, что праведность заключается в принесении установленных законом жертв, но при этом они забывают слова Божьи, сказанные устами пророка Осии: Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, чем всесожжений (Ос. 6, 6). Господь имеет в виду, что жертвоприношения и все формальное благочестие без любви к ближним, без дела милосердия ничего не стоит в глазах Бога. Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию, или, иными словами, Господь пришел для того, чтобы грешники покаялись и исправились, Он пришел призвать к покаянию не тех, кто считает себя праведником и воображает, будто ему не в чем каяться, но тех, кто смиренно сознает себя грешником и просит у Бога милости. Правда, Господь пришел спасти всех, в том числе и мнимых праведников, но пока они не оставят мечтания о своей праведности и не сознают себя грешниками, призвание их будет бесплодно, и спасение для них невозможно.

Архиеп. Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие.



Воскресенье

Мф., 28 зач., 8, 28—9, 1

И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город.

Переплыв озеро, Иисус с учениками Его прибыли в страну, лежавшую на восточном берегу, которую евангелисты Марк и Лука называют Гадаринской (по имени находившегося в ней города Гадары), а св. Матфей — Гергесинской (по имени другого города — Гергесы); оба эти города были в числе Десятиградия.

На берегу их встретил бесноватый, одержимый нечистым духом. Евангелисты Марк и Лука говорят об одном бесноватом, тогда как св. Матфей — о двух. Расхождение здесь, вероятно, потому, что один из бесноватых был человеком всем известным, жителем Гадар, и находился в особо ужасном состоянии беснования, а другой же, по сравнению с ним, оставался едва замеченным. Сущность беснования в том, что бесы, лишая человека сознания и подавляя его разум, распоряжаются всем его телом и силами души, причиняя такому бесноватому человеку невероятные мучения от его же собственных действий.

Величие и всемогущество Сына Божия, сокрытое для человеческих глаз, для нечистых духов, владевших более совершенным зрением, были очевидны и приводили их в ужас и трепет. И вот бесноватые начинают кричать, называя Иисуса Сыном Божиим и умоляя Его не причинять тех нестерпимых мучений, которые причиняла им Его близость. По Евангелиям от Марка и Луки, наиболее свирепый из бесов на вопрос Иисуса, как его имя, ответил: «Легион» (Мк. 5, 9; Лк. 8, 30), указывая тем самым на обитание в бесноватом несметного количества нечистых духов. Бесы попросили Иисуса, чтобы Он не повелел идти им в бездну (Лк. 8, 31) и не высылал их вон из страны той (Мк. 5, 10), а позволил им войти в большое стадо свиней, пасшееся неподалеку, при горе. Нам не настолько известна природа нечистых духов, чтобы понять, почему им необходимо обитать в живых существах, но характерно то, что из всех живых существ они избрали самое нечистое, самое презренное, в глазах иудеев, лишь бы Господь не изгонял их из страны и не лишал их тем самым возможности действовать в ней. Господь разрешил им войти в стадо, и свиньи, взбесившись, бросились с крутизны в море и утонули. Допустив это, Господь, очевидно, желал вразумить гадаринцев, которые, вопреки запрещению закона Моисея, разводили свиней да еще в таком громадном количестве.

Вместе с тем это обстоятельство привлекло к Господу Иисусу Христу особое внимание жителей этой страны, которые увидели известного всем бесноватого здоровым и сидящим у ног Иисуса. Однако произошедшее все-таки не вразумило их: они испытали лишь безотчетный ужас и, по всей вероятности, опасение, как бы дальнейшее пребывание Господа у них не принесло им еще больших убытков. Сожаление о потерянных свиньях одержало у них верх над естественным, казалось бы, чувством благодарности Господу за чудесное избавление их страны от ужасного бесноватого, и они попросили Господа уйти. Как велико неразумие тех людей, которые не желают иметь в своих пределах Того, Кто явился разрушить дела дьявола!

Вопреки обычному запрещению Господа разглашать о совершаемых Им чудесах, Христос на этот раз, наоборот, повелел исцеленному бесноватому вернуться в свой дом и рассказать о том, что сотворил ему Бог. Надо полагать, что Господь сделал это затем, что Он не имел в этой стране тех опасений, какие были у Него в Галилее и Иудее, где представления о Мессии были превратными: как о земном вожде Израиля; и Господь не хотел, чтобы Его имя связывали с политическими вожделениями иудейских патриотов, мечтавших о свержении римского владычества. Кроме того, по всему видно, что гадаринцы отличались особым религиозно-нравственным огрубением и одичанием, и Господь хотел пробудить их сердца проповедью о Нем и о делах Его через самого облагодетельствованного Им исцеленного бесноватого, который действительно, как передал св. Марк, начал проповедовать о Нем по всему Десятиградию и этим подготовил страну к последующей апостольской проповеди и обращению ко Христу.

Архиеп. Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие.




Евангелие дня. Толкования на Евангельские чтения церковного года

Эта книга во многом уникальна по своему составу. Здесь собраны лучшие образцы толкований на евангельские тексты - от классических (свт. Григорий Двоеслов, блж. Феофилакт Болгарский и др.) до современных (свт. Лука Крымский, архим. Иоанн (Крестьянкин) и др.) Евангельские тексты (т.н. зачала) с толкованиями на них приводятся в том составе и последовательности, в которой они читаются во время Божественной литургии в течение церковного года, начиная с Праздника Пасхи. В особые разделы выделены Евангелия двунадесятых и великих праздников, Великого Поста и Страстной Седмицы. Таким образом, не имея возможности ежедневно присутствовать за Божественной литургией, вы всегда сможете ознакомится с дневным Евангелием и толкованием на него.

//
Предыдущая <<<    >>> Cледующая
 
Заказать бесплатный каталог "Остров книг. Православная книга - почтой"
Страница Facebook

Новинки

Наши электронные книги
//

Теперь наши книги в электронном формате!

Следите за обновлениями! Коллекция электронных книг пополняется!

Вы можете купить и скачать электронные книги издательства "Лепта Книга" на ЛитРес!

Далее <<<
Двойное дно
// О. Николаева

Огненный свиток







В нашем издательстве вышла новая книга знаменитой писательницы, замечательного прозаика, лауреата Патриаршей литературной премии Олеси Николаевой "Двойное дно". В книгу вошли рассказы и роман «Мастер-класс», - о том, что события и вещи, окружающие нас, часто совсем не таковы, какими кажутся. Незаметные и неинтересные, на первый взгляд, люди поражают красотой души, а события, которые мы считали неважными, оказываются ключевыми. Неожиданные повороты почти детективного сюжета и постепенное раскрытие удивительной жизни героев не оставят читателей равнодушными.

Далее <<<
Записка Господу Богу
// Вознесенкая Ю.

Огненный свиток










Наши читатели знают Юлию Вознесенскую как удивительную православную писательницу-прозаика, автора многих романов и повестей. Но мало кто знает, что Юлия Николаевна была еще и талантливым поэтом – тонким, лиричным, глубоко чувствующим окружающий мир, ищущим и находящим в нем его Создателя. В нашем издательстве вышла уникальная книга – сборник поэтических произведений Юлии Вознесенской. В него вошли как небольшие стихотворения, поражающие многообразием форм, стилей написания и содержания, так и поэмы, ранее не знакомые читателям.

Далее <<<
Человек радостный
// Ольга Румбах

Огненный свиток





В нашем издательстве вышел сборник рассказов «Человек радостный» православной писательницы Ольги Румбах. Ольга родилась в Алтайском крае, в 1958 году. После окончания школы вместе с семьёй уехала в Крым. Закончила технический вуз в Симферополе и около десяти лет, преодолевая скуку, работала инженером. В девяностые годы начала работать секретарём судебного заседания и одновременно писала судебные очерки в газету, куда позже была приглашена на должность спецкора. Сейчас Ольга работает редактором в небольшом крымском издательстве и издает свои книги: в свет вышли «Саша, Маша и Даша-растеряша»(в соавторстве) и «Первые сто лет». А в 2016 году вышла книга ее рассказов «Ловля ветра, или Поиск большой любви».

Далее <<<
Хлебные крошки из кармана моего подрясника
// Иерей Владимир Нежданов

Огненный свитокВ нашем издательстве готовится к выходу новая книга иерея Владимира Нежданова "Хлебные крошки из кармана моего подрясника". Название книги выбрано не случайно. «Хлебные крошки» - это собирательный образ россыпи человеческих судеб, истории общения с людьми, которые автор бережно хранит и передает нам в рассказах, делясь своим богатым жизненным опытом. «В подряснике моем в карманах со временем накапливаются хлебные крошки – большие и маленькие - скорее по детской привычке никогда не расставаться с хлебом, который я частенько после трапезы почти машинально кладу в глубокий карман подрясника. Иногда так намотаешься, набегаешься за день, что про еду и забудешь. А тут хлеб… Итак, хлебные крошки из кармана моего подрясника».

Далее <<<






Яндекс.Метрика


Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU



Яндекс цитирования

Система Orphus

 

© 2003-2013. Издательство "Лепта Книга"

Перепечатка и цитирование приветствуются при активной ссылке на "Лепта Книга".

info@lepta-kniga.ru lepta-press@mtu-net.ru
Телефон/факс: (495) 221-19-48